СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТИПОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАНАМИ В НЕАРАБСКИХ ПЕРИФЕРИЯХ: ТУРЦИЯ, РОССИЯ, ИНДИЯ, КИТАЙ


https://doi.org/10.18611/2221-3279-2012-3-4(10)-58-71

Полный текст:


Аннотация

В статье анализируются формы управления мусульманами, исторически сформировавшиеся в Турции, России, Индии и Китае. В сравнительном ключе анализируются сходства и различия в этом плане четырех указанных стран.


Об авторе

К. Мацузато
Университет Хоккайдо
Япония

LLD, профессор



Список литературы

1. Casanova J. Public Religions in the Modern World. Chicago, 1994.

2. Matsuzato K. & Sawae F. Rebuilding a Confessional State: Islamic Ecclesiology in Turkey, Russia and China // Religion, State and Society. Vol. 38, No. 4, 2010. P. 331–360.

3. Понятие «конфессионального государства» рождалось из исследований Российской и Османской империй. См.: Crews R.D. For Prophet and Tsar: Islam and Empire in Russia and Central Asia. Cambridge: Harvard University Press, 2006. Его же. Empire and the Confessional State: Islam and Religious Politics in Nineteenth-Century Russia // American Historical Review. Vol. 108. No. 1, 2003. P. 50-83; Naganawa N. Molding the Muslim Community through the Tsarist Administration: Mahalla under the Jurisdiction of the Orenburg Mohammedan Spiritual Assembly after 1905// Acta Slavica Iaponica. Vol. 23, 2006. Р. 101-123. URL: http://src-h.slav.hokudai.ac.jp/publictn/acta/23/a23-contents.html

4. Хуэйцзу разговаривают по-китайски, и антропологически никак не отличаются от народа хан, с которым их разделяет только вера. Поэтому хуэйцзу — исключительная категория в коммунистатеистической национальной политике. См.: Дин Хун, М.Х. Имазов. Хуэйцзу Китая. Бишкек, 1999 [Din Khun, I.M. Imazov. Khueyzu Kitaya. Bishkek, 1999]

5. Eaton R.M. Essays on Islam and Indian History. New Delhi, 2000. P. 36.

6. В то время как распространенная сеть подземных каналов спасает Синьцзян-Уйгурский автономный район от экологической катастрофы, его восточному соседу — провинции Гансу, где массово проживают хуэйцзу, угрожает превращение в пустыню.

7. Интервью с Рехой Чамуроглу, депутатом парламента Турции и писателем алавитского происхождения (Анкара, 15 марта 2010 г.); Наджи Озчеликом, вице-президентом общества культуры Хаджибекташ (г. Хаджибекташ, 17 марта 2010 г.). Алавиты преклоняются перед тремя фигурами: Хаджи Бекташем, Али (четвертым халифом) и Кемалем Ататюрком.

8. Интервью с Пир Сахиб Сиед Шах Залял Муршед Аль-Куадри, кадырийским шейхом (Калькутта, 1 марта 2010 г.). Бактизм есть мистицизм в индуизме, стремящийся к самоутверждению и идентификации с божеством Вишну. Движение Бакту начало распространяться в Индии после XV в., очевидно, под влиянием суфизма. По поводу взаимного влияния суфизма и индуистского мистицизма см.: Dahnhardt T. Change and Continuity in Indian Sufism. New Delhi, 2002. Ch. 3.

9. Woguo Yisilanjiao de jiben zhuangkuang [我国伊斯兰教的基本状况]//Chen Guangyuan [ ], ред., Xinshiqi ahong shiyong shouce [新时期阿訇实用手册]. Beijing, 2005. Р. 118, 123–124, и 132–134; Yang Guiping [ ], Ma Xiaoying [ ]. Qingzhen chanming: Zhongguo yislanjiao [清真長明: 中国伊斯蘭教]. Beijing, 2007. Р. 86–87; Gladney D. C. Muslim Chinese: Ethnic Nationalism in the People’s Republic (2nd ed.). Cambridge: MA, 1996. P. 171–227.

10. Ma Ping [马平]. Jianming Zhongguo Yisilanjiaoshi [簡明中国伊斯兰教史]. Ningxia, 2006. P. 180.

11. Касательно этого восстания, см.: 張承志『殉教の中国イスラム:神秘主義教団ジャフリーヤの 歴史』(亜紀書房、1993);同上『回教から見た中国』(中公新書、1993 Lipman J. N. Familiar Strangers: A History of Muslims in Northwest China. University of Washington Press, 1997.

12. Какова причина отсутствия религиозной администрации при Цинской империи? Во-первых, в Восточной Азии не было самого понятия религии. А слово «шукё» было создано в Япониипосле Реставрации Мэйдзи в качестве перевода европейской концепции, а китайцы его прямо заимствовали (хотя на китайском языке оно произносится как «зонгжиао», используются те же иероглифы) (Yu A.C. State and Religion in China: Historical and Textual Perspectives. Chicago and La Salle, Illinois, 2005; Ashiwa Y. Positioning Religion in Modernity: State and Buddhism in China // Ashiwa Y. and Wank D. L. Ed. Making Religion, Making the State: The Politics of Religion in Modern China. Stanford, 2009. Р. 43–73). Во-вторых, отмеченная выше формула рассеяния хуэйцзу-мусульман, охарактеризованная как «Великая дисперсия, мелкие концентрации», не способствовала созданию иерархии.

13. Yang Guiping [楊桂萍], Ma Xiaoying [馬暁英]. Qingzhen chanming: Zhongguo yislanjiao [清真長明: 中国伊斯蘭教]. Beijing, 2007. Р. 93.

14. 澤井充生「回族の清真寺(モスク)と中国共産党の宗教政策:中国寧夏回族自治区におけるイ スラーム復興」[Мечети хуэйцзу и религиозная политика ККП: возрождение ислама в НинсяХуэйском автономном районе Китая]. Fuji Xerox Kobayashi Setsutaro Kinen Kikin, 2002. Р. 5.

15. Yang Guiping. 2007. P. 70.

16. До культурной революции эти ассоциации существовали только на общегосударственном и региональном уровнях. Открытие локальных ассоциаций в 1980-е гг. способствовало инкорпорации мусульманского населения в социалистическое «конфессиональное государство».

17. Woguo Yisilanjiao de jiben zhuangkuang [我国伊斯兰教的基本状况] // Chen Guangyuan [陳広元]. Ed. Xinshiqi ahong shiyong shouce [新时期阿訇实用手册]. Beijing, 2005. Р. 130.

18. Обратной стороной является то, что имамы могут легко быть освобождены от своих постов решениями демократического распорядительного комитета, поэтому они стараются укрепить свой престиж путем участия в деятельности местной Исламской ассоциации и улучшить баланс сил в отношениях с представителями верующих.

19. Интервью с (Ху Жденшуа), профессором Центрального университета национальностей, председателем Общества дунган в Китае, Пекин, 17 августа 2009 г.

20. 永田雄三 [Нагата Юзо], 羽田正 [Ханэда Масаси]著『成熟のイスラーム社会 [Исламское общество в зрелости] (Токио, 1998). С. 124.

21. Диянет под президентством Али Бардакоглу (Ali Bardakoğlu) после 2003 г. всячески подчеркивает, что Диянет — «гражданский» и «свободный и ученый» институт. Действительно, правительство ПСР рекрутировало новое руководство Диянета из числа интеллигенции (Şenol Kоrkut.The Diyanet of Turkey and Its Activities in Eurasia after the Cold War // Acta Slavica Iaponica. №28. Р. 117–139).

22. Интервью с Мехметом Эмином Озафшаром, вице-президентом Диянета Турции. Анкара, 16 марта 2010 г.

23. Подготовка текста хутбы должна быть самой основной работой имамов, подобно подготовке текста воскресной проповеди христианскими священниками. Имамы должны помнить огромное количество хадисов, так как иначе они не смогут собрать достаточное количество эпизодов для составления еженедельной хутбы. К тому же если имамы не наблюдают духовную жизнь своей общины, трудно выбрать подходящую тему хутбы.

24. Некоторые имамы Турции соглашаются, что их роль ограничивается чисто религиозной сферой, а перед светскими общественными проблемами они бессильны (интервью с Ахметом Яйладжи, муэззином мечети Хабиб-и Неджджар Джамии. Антиох, 21 марта 2010 г.). Другие считают, что они влияют на молодежь, например, организуя пикники с прихожанами. Один активный представитель молодежи предложил идею, заключающуюся в том, что, поскольку в России, Китае и Индии мусульман меньшинство, там духовенству приходится выполнять коммунальную функцию. В Турции же мусульмане составляют большинство, и поэтому территориальный фактор не играет большой роли. Мусульманин может выбрать любую мечеть для намаза (Беседа с Халисом Думаном, имам-хатибом Жума мечети г. Хаджибекташ, и Адемом Арсланом, имамом Текке — мечети, и молодыми мусульманами-прихожанами этих мечетей (Хаджибекташ, 17 марта 2010 г.)).

25. Вице-президент Диянета Мехмет Гёрмез отметил, что система Диянета более надежна для отделения религии от государства. В отличие от арабских стран, где за мусульманское управление отвечает Министерство религии и вакфов, турецкий Диянет — орган вне кабинета министров. В то время, как в арабских странах партии борются за влияние на Министерство религии и вакфов, Диянет более отдален от партийной борьбы. Интервью с Гёрмезом, 29 марта 2007 г., Анкара.

26. Вышеуказанное интервью с Мехметом Эмином Озафшаром.

27. Eaton R. Op. cit. P. 35.

28. Интервью с доктором С.С.З. Аднаном, председателем Западно-Бенгальской комиссии меньшинств (Калькутта, 26 февраля 2010 г.).

29. Интервью с Мухаммадом Абдул Гани, главным исполнителем Управы вакфа правительства штата Западная Бенгалия, 17 марта 2011 г., Колката. См. также: Abdul Quader. A Brief Commentary on the Wakf Act, 1995. Kolkata: Tax’n Law, 2010.

30. Беседа с верующими общины мечети Раджа Миа, принадлежащей Таблигу, 11 марта 2011 г. (г. Бахарампур, район Муршидабад, Западная Бенгалия). Собственно говоря, в деревнях Индии мало объектов вакфа. Например, в 1992 г. население поселка Домджур (Domjur), недалеко от Калькутты, решило построить крупную мечеть, имеющую на территории медресе. Благодаря совмещению функций с медресе ее назвали исламским центром «Даква» («Призыв»). Здание мечети еще не достроено, но уже ясно, что она будет самой крупной в Восточной Индии. В медресе 14 учителей и 95 студентов. Мечеть, как вакф, принадлежит всему местному населению, но не входит в систему госуправы вакфов. Распорядительным органом мечети выступает местный мусульманский комитет (а не мутавалли).

31. Интервью с Сайдеом Самсул Аламом, вице-канцлером Университета Алиах (1 марта 2010 г., г. Калькутта). Алам горячо подчеркнул, что «исключением в мусульманском образовании представляется, скорее, Новое время, когда медресе специализировались в религиозных предметах. Медресе в начале истории ислама были опорными пунктами научно-технического прогресса в мире. Эксперименты в современной Западной Бенгалии не что иное, как попытка возвращения к истокам ислама. В мире издается 700 000 книг каждый год, среди них только три тысячи написаны авторами-мусульманами. Притом только в одном Израиле издается около семи тысяч книг. В такой ситуации, как мы, мусульмане, можем не деградировать?». К сожалению, университет Алиах, как типичный пример бывшего медресе, не занимает высокого места в рейтинге университетов Индии. Зато, как образец распространения образования среди бедных слоев общества, ознакомительные группы со всей Индии непрерывно посещают университет.

32. Mushir-Ul-Haq. Islam in Secular India. Simla, 1972. P. 53–55. Так как в Индии имамы выполняют судебную функцию, с ними бывает трудно провести беседу. Даже если время встречи заранее оговорено, всегда возникает огромная очередь мусульман, ожидающих какого-либо юридического оформления или судебного разбирательства семейных дел. Это стесняет исследователя, который не отваживается отвлекать имама надолго.

33. Matsuzato K. Muslim Leaders in Russia’s Volga-Urals: Self-Perceptions and Relationship with Regional Authorities // Europe-Asia Studies. Vol. 59. No. 5, 2007. P. 777–803.

34. Галлямов Р. Исламское возрождение в Волго-Уральском макрорегионе: Сравнительный анализ моделей Башкортостана и Татарстана // Ислам от Каспия до Урала: Макрорегиональный подход. Саппоро—Москва, 2007. С. 97. [Gallyamov R. Islamskoye vozrojdeniye v Volgo-Uralskom makroregione: sravnitelnyi analyz modeley Bashkortostana I Tatrstana// Islam ot Kaspiya do Urala: Makroregionalnyi podhod. Sapporo-Moskva, 2007. P. 97]

35. Одной из причин раскола мусульманского духовенства России в начале 1990-х гг. было противостояние между верховным муфтием Т. Таджуддином и молодыми имамами, которые настаивали на активном участии духовенства в общественной жизни (интервью с Мукаддас Бибарсовым, муфтием Саратовской области (Саратов, 23 февраля 2006 г.)).


Дополнительные файлы

Для цитирования: Мацузато К. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТИПОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАНАМИ В НЕАРАБСКИХ ПЕРИФЕРИЯХ: ТУРЦИЯ, РОССИЯ, ИНДИЯ, КИТАЙ. Сравнительная политика. 2012;3(4(10)):58-71. https://doi.org/10.18611/2221-3279-2012-3-4(10)-58-71

For citation: Matsuzato K. GOVERNING MUSLIMS IN NON-ARABIC PERIPHERIES: COMPARATIVE ANALYSIS OF TURKEY, RUSSIA, INDIA, AND CHINA. Comparative Politics Russia. 2012;3(4(10)):58-71. (In Russ.) https://doi.org/10.18611/2221-3279-2012-3-4(10)-58-71

Просмотров: 1119

Обратные ссылки

  • Обратные ссылки не определены.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2221-3279 (Print)
ISSN 2412-4990 (Online)