СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛАСТИ В ГОРОДСКИХ СООБЩЕСТВАХ РАЗНЫХ СТРАН: ПРОЕКТ ДЕЛБЕРТА МИЛЛЕРА


https://doi.org/10.18611/2221-3279-2010-1-1-73-90

Полный текст:


Аннотация

Статья посвящена рассмотрению результатов первого сравнительного анализа власти в городских сообществах разных стран, проведенным Делбертом Миллером. Автор подробно останавливается на оценке особенностей, этапов и методологии исследования, а также основных выводов. Анализируя также и недостатки работы Миллера, автор, однако, делает вывод о значительном влиянии ее результатов на последующие эмпирические исследования.  


Об авторе

В. Г. Ледяев
Манчестерский университет; ГУ ВШЭ
Великобритания

доктор философских наук, доктор политологии;

профессор



Список литературы

1. Ледяев В.Г. Социология власти: исследование Флойда Хантера // Социологический журнал. 2002. № 1. С. 96–114.

2. Ледяев В.Г. Классические методики определения субъектов политической власти: западный опыт // Политическая наука в современной России: время поиска и контуры эволюции / отв. ред. А.И. Соловьев. Ежегодник РАПН. М. : РОССПЭН, 2004. С. 33–55.

3. Ледяев В.Г. Модели эмпирического исследования власти: западный опыт // Власть и элиты в российской трансформации / под ред. А.В. Дуки. СПб. : Интерсоцис, 2005. С. 65–79.

4. Clark T.N. Introduction // Community Structure, Power and Decision-making / Ed. by Terry N. Clark. Scraton : Chandler, 1968. P. 3–11.

5. Daland R.T. Reviewed work: International Community Power Structure. Comparative Studies of Four World Cities. By Delbert C. Miller. (Bloomington and L. : Indiana University Press, 1970. P. 320) // The American Political Science Review. 1971. Vol. 65. №. 4. P. 1251–1253.

6. Fried R.C. Reviewed work: International Community Power Structure. Comparative Studies of Four World Cities. By Delbert C. Miller. (Bloomington and L.: Indiana University Press, 1970. P. 320) // Midwest Journal of Political Science. 1971. Vol. 1971. №. 3. P. 629–631.

7. Hunter F. Community Power Structure. Chapel Hill : University of North Carolina Press, 1953.

8. Lynd R.S., Lynd H.M. Middletown. New York : Harcourt, Brace, and World, 1929.

9. Lynd R.S., Lynd H.M. Middletown in Transition. New York : Harcourt, Brace, and World, 1937.

10. Miller D. Industry and community power structure: a comparative study of an American and an English city // American Sociological Review. 1958. Vol. 23. № 1. P. 9–15.

11. Miller D.C. International Community Power Structure. Comparative Studies of Four World Cities. Bloomington and L.: Indiana University Press, 1970.

12. Walton J. Reviewed work: International Community Power Structure. Comparative Studies of Four World Cities. By Delbert C. Miller. Bloomington: Indiana University Press, 1970. P. ХХ +320 // The American Journal of Sociology. 1971. Vol. 76. №. 6. P. 1140–1144.

13. Этот период Т. Кларк назвал «компаративной революцией» (Clark, 1968: 5).

14. Подробнее об истории изучения власти в городских сообществах см.: Ледяев, 2005.

15. Сам Миллер непосредственно изучал два города, однако в своем анализе он использовал и данные по Атланте (США), полученные в исследовании Ф. Хантера (Hunter, 1953) (подробнее об исследовании Хантера см.: Ледяев, 2002).

16. Города были выбраны с учетом их схожести по трем базовым критериям: (1) числу жителей, (2) уровню индустриализации и (3) экономической основе. Он также считал, что изучаемые городские общности должны быть достаточно большими с четко структурированными институциональными секторами во всех сферах социальной жизни и проблемами, типичными для современного индустриального города (Miller, 1970: XVIII).

17. Власть в социальных общностях — это «сеть влияний (network of influences), обусловленных всеми решениями, имеющими значимые для общности последствия» (Miller, 1970: 6).

18. Традиционно для определения субъектов политической власти использовались три метода: позиционный, репутационный и решенческий. Позиционный метод в качестве субъекта власти рассматривает индивида или группу людей, занимающих определенные статусные позиции в формальной социальной иерархии. Репутационный метод определяет субъектов политической власти на основе их репутации, т.е. субъективного мнения респондентов (экспертов) об их возможностях влиять на политические процессы в общности. Решенческий метод относит к субъектам политической власти тех людей, которые оказывают наибольшее влияние на процесс принятия политических решений (Подробнее о методах власти см.: Ледяев, 2004).

19. Миллер предположил, что большинство репутационных лидеров одновременно являются и позиционными лидерами, но не наоборот.

20. Миллер признает, что метод часто не обнаруживает «одиночек», «противоречивых лидеров», «метеоров», а также лидеров, участвующих в решении вопросов, инициированных государственными структурами (Miller, 1970: 17).

21. О влиянии военных речь пойдет далее.

22. Наиболее влиятельные люди были определены панелью экспертов и оценены (признаны) ими самими. В случае если институциональная принадлежность человека была связана с двумя и более институтами, выбиралась та институциональная принадлежность, которая наиболее адекватно соответствовала структуре ресурсов власти данного человека.

23. Коэффициенты корреляции Спирмена. Ранжирование было осуществлено экспертами и наиболее влиятельными людьми в городских общностях (Miller, 1970: 217).

24. В Сиэтле доля «влиятельных» в этих секторах составила 74%, в Бристоле — 71%, в Кордобе — 51%, в Лиме — 72%. Соответствующие доли топ-лидеров — 83%, 67%, 50% и 57% (Miller, 1970: 220–222).

25. В Сиэтле и Кордобе соответственно 67% и 43% топ-лидеров составляли бизнесмены, в Лиме половина лидеров представляли партии и государственное управление (Miller, 1970: 222).

26. Наиболее поразительный пример — отсутствие топ-лидеров в религиозном секторе Кордобы, который в данном городе является наиболее влиятельным. Однако присутствие или отсутствие топ-лидеров не может быть, по мнению Миллера, решающим свидетельством влиятельности сектора, поскольку имеют место и иные механизмы и показатели власти (Miller, 1970: 221–223).

27. Миллер отмечает, что в Перу и Аргентине уже не действует традиционная аристократическая модель власти, где военные социально и функционально интегрированы с гражданской элитой, а дети представителей высших классов рекрутируются на командные позиции в обществе, обеспечивая воспроизводство монолитной структуры власти (Miller, 1970: 224).

28. Объяснение одного из топ-лидеров Сиэтла: «Группировок (crowds) как таковых нет. Есть примерно 10 основных лидеров, и чтобы какое-то неоднозначное решение было принято, большинство их должно его поддерживать» (Miller, 1970: 224).

29. По этому поводу другой топ-лидер Сиэтла высказался следующим образом: «Существует несколько узнаваемых блоков, которые обычно представляют единый фронт. Торговая палата, вероятно, является наиболее важным блоком в плане инициации и влияния. Рабочие хорошо организованы. Группы сектора образования обычно солидарны по, например, налоговым вопросам, но в целом слишком разобщены, чтобы считаться солидной силой. Организации социальной сферы и религиозные организации обычно не склонны к выражению своей позиции и не являются лидерами общественного мнения. Газета и радио не имеют влияния в решении местных проблем» (Miller, 1970: 224).

30. Религиозный сектор был оценен как самый влиятельный в городе, но в числе влиятельных людей оказалось всего три его представителя (из 37), а среди самых влиятельных их не оказалось вовсе (Miller, 1970: 120–121).

31. Еще одна причина разрыва между сравнительно высоким уровнем влияния «рабочего» сектора и отсутствием значительного числа влиятельных городских лидеров среди рабочих состоит в том, что последние просто не получают паблисити как лидеры города и часто меняются (Miller, 1970: 160).

32. Что касается релевантности данных сюжетов российскому контексту, то наряду с очевидными параллелями в отношении «людей в погонах» возникает и непростой вопрос о влиянии некоторых других секторов на российскую политику, которое, как нам кажется, имеет место, но не получило четкого институционального оформления. Речь в данном случае идет не только о криминальном секторе, который, не сомневаюсь, мог бы оказаться в числе влиятельных секторов городской политики (по крайней мере, в некоторых городских общностях), но и о потенциале влияния бизнес-сектора. Последний часто не имеет ярких лидеров и не выглядит хорошо организованным, однако это не может свидетельствовать о его слабом влиянии в городах и регионах, даже в условиях «вертикали власти».

33. Например, некоторые респонденты подчеркивали, что совместные действия лидеров имеют место только в периоды кризисов; другие поясняли, что под «совместными действиями» они имели в виду лишь «пересечение» лидеров, принадлежащих к разным секторам, например военных с Церковью, политических лидеров с лидерами бизнеса и т.п. Никто из них не сказал, что лидеры всех четырех секторов собираются вместе для совместного принятия решений (Miller, 1970: 190).

34. На мой взгляд, замечание Уолтона вполне корректно: Миллер должен был четко прояснить все эти понятия и соотношения между ними. Но в этом случае, я уверен, он был бы вынужден скорректировать свою схему, поскольку выделенные им формы власти действительно не выглядят взаимоисключающими.

35. Например, Уолтон посчитал, что на результаты исследования в Лиме повлияли некоторые политико-идеологические факторы. В частности, он имел в виду тот факт, что из 120 влиятельных акторов городской политики Миллер взял интервью у тех 25 человек, которые были «одобрены» посольством США; при этом Миллер не попытался сравнить характеристики тех, кто был выбран с остальными людьми, и объяснить, каким образом данная ситуация могла повлиять на результаты исследования. А главное, комментарии Миллера, как считает Уолтон, показывают, что он «разделяет предубеждения цензоров; он с энтузиазмом пишет о роли иностранных предприятий в «поддержке» экономики и развитии социальной сферы без манипуляции, укреплении демократических традиций, росте среднего класса, ценности частного предпринимательства, стабилизирующем влиянии военных, важности иностранной помощи и, в целом, фактически оправдывает статус-кво отношений между Соединенными Штатами и Латинской Америкой» (Walton, 1971: 1142–1143).


Дополнительные файлы

Для цитирования: Ледяев В.Г. СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛАСТИ В ГОРОДСКИХ СООБЩЕСТВАХ РАЗНЫХ СТРАН: ПРОЕКТ ДЕЛБЕРТА МИЛЛЕРА. Сравнительная политика. 2010;1(1):73-90. https://doi.org/10.18611/2221-3279-2010-1-1-73-90

For citation: Ledyaev V.G. Comparative Analysis of Power in the Urban Communities of Different States: Delbert Miller’s Project. Comparative Politics Russia. 2010;1(1):73-90. (In Russ.) https://doi.org/10.18611/2221-3279-2010-1-1-73-90

Просмотров: 379

Обратные ссылки

  • Обратные ссылки не определены.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2221-3279 (Print)
ISSN 2412-4990 (Online)